მოდერნისტები
დავით კაკაბაძეკირილე ზდანევიჩიზიგმუნდ ვალიშევსკიილია ზდანევიჩილადო გუდიაშვილივალერიან სიდამონ-ერისთავიმიხეილ ჭიაურელიდიმიტრი შევარდნაძებაჟბეუკ-მელიკოვიალექსანდრე შერვაშიძებენო გორდეზიანიირაკლი გამრეკელიელენე ახვლედიანიპეტრე ოცხელიქეთევან მაღალაშვილიმიხეილ გოცირიძეირინა შტენბერგიკლარა კვესიემმა ლალაევა
ავანგარდული წიგნიპოსტერებიმანიფესტებიჟურნალები, გაზეთები H2SO4- ის გამოცემები თბილისის არტისტული კაფეებიმემკვიდრეობა და მოდერნიზმიტექსტები ხელოვნებაზევიზუალური ისტორიები კინო/საუნდიროგორ და როდის დასრულდა ქართული მოდერნიზმიბიბლიოგრაფია
 
მთავარი მოდერნისტები ილია ზდანევიჩი ლექსები
ლექსები

1 9 0 8 – 1 9 0 9 

* * *
Возьми венок сплетенный мной
Из красных веток винограда…
И гор угрюмая громада
Расступится перед тобой.
Возьми его. Алмазы слез
Тебе подарят тайны Мира
И в глубине морей сапфира
Увидишь ты рожденья грез.
Возьми, как дар огня, мечты
И ты постигнешь образ Света…
И ты горящая комета
Моей любви отдашь цветы…

В СТЕПЯХ

Ворон расклюй васильковые очи,
Ширь убаюкает: тихо усну;
Синим окутают саваном ночи,
Тучей холодной задернут луну
Черные призраки сон не встревожат,
Слышишь, – поет околдованный бор…
Звезды полюбят, погаснут, быть может,
Томно овеяв дыханьями гор.
Горе, тоска – и тоска вы ушли ли?
Юные кости схоронит земля.
Были друзья, – да и те позабыли…
Брат мой, отец мой – родные поля.
Вольно душе. На просторе рыдая
Гаснет закат. Потонули года.
Степи, я к вам ухожу засыпая!...
Умерло солнце. Со мной. Навсегда.


ЗОЛОТО-СОЛНЦЕ
Веронике Берхман

Золото-солнце волос Вероники,
Золото ризниц христианского Рима.
В ширь кругозора уходит Великий
Пламенем ржи яровой и озимой.
Желтое око свершает победы,
Черная ночь обессилела пала.
Слышится топот коней Диомеда
Смелых воителей жаждут кинжалы,
Красные листья слетают к колоннам,
Старая роща ликует в шафране;
Пеной рожденная в море зеленом
Будешь заступницей наших желаний.
Запад вино разольет на ступенях,
Чудится бились за землю владыки.


* * *
М. Аргутинской-Долгорукой


Под незакатный праздник Дня
Ты будешь звездами забытой
И лоб твой, плющем не повитый,
Никто не вспомнит как меня.
Ты не пойдешь со мной к горам,
Пытая торные дороги
Тебе ли будут близки боги
Не знавшей Солнца по утрам.
За вереницами времен
Ты не получишь царства Мира,
Как стих отмеченный порфирой
Моих божественных имен.
Покинув поиски Руна,
Ты изменила мне Альдонса,
В ночи ты схоронила Солнце
И ты на смерть обречена.


СБОР ВИНОГРАДА


А.Тактаковой


Долго продолжится сбор винограда,
Долго нам кисти зеленые рвать,
В горах пасти тонкорунное стадо,
Утром венки голубые сплетать,
В полдень пьянеть от глубокого взгляда.
Танец возрос. Увлеченней, поспешней.
Много снопов завязать суждено.
Будем одетыми радостью здешней
Медленно пить молодое вино
Лежа под старой, высокой черешней.
Круглые губы медовей банана.
Круглые губы к губам круговым.
Вскинув закатное пламя шафрана
Ветер печалью желанья томим,
Долго целует седые туманы.
В небе пожарище пьяного яда,
Сердцу не надо ни жертвы,ни мзды,
Сердце покосному празднику радо.
Круглые губы обняли плоды,
Долго продолжится сбор винограда.


1 9 1 1 – 1 9 1 2
* * *
Ек. Влад. Штейн


(30 ноября – 1 декабря)
Опять на жизненную скуку
Легла беседы полоса:
Качаю радости фелуку
И расправляю паруса:
Стоя над глубью многоводной
В обетованное плыву,
Слова-дельфины очередно
Приподымают синеву.
И осыпаясь постепенно
Под наклоненным кораблем
Улыбок кружевная пена
Белеет в беге круговом,
Изнемогает шаловливо…
Но танец снова занялся.
Как обольстительны приливы,
Как Ваши русы волоса.

* * *
А.Д.Тактаковой

Вот опыленный летом хмель заткал балконы,
Вернулся правоверен я в венке гвоздик.
Смотри, подсолнечник желтеющий поник,
Но поцелуй возник в глазах хамелеона.
Вернулся правоверен я в венке гвоздик,
Прошел покос травы, в лесах пьянят цикады.
Желанны будут жницам гроздья винограда
Плывущему – земля, свирельнику – тростник.
Прошел покос травы, в лесах пьянят цикады.
Довольно. Замкнут круг. Расплавлена руда,
Спелы плоды дерев, в колосьях борозда.
Опять вдвоем молчим. В стенах утихли гады.
Довольно. Замкнут круг. Расплавлена руда.
Победному дай когти целовать тигрица.
Рука рукой взята. Вокруг шумит пшеница.
Вот губы круглые к губам округлым.

* * *
М.Ф. Гейрот

Осенью Солнце любовь утоляя 
Дарит холмам темносинюю гроздь винограда.
Брызжущим соком поит умирая земля 
каждый плод. 
Спеют подсолнухи, груши, 
дыни лежат в огородах тяжелыми глыбами. 
У реки остроносый удод. 
Ищет жуков. В полутемных давильнях 
Пьянствуют с криками, льют молодое вино. 
Быстро пустеют ковши, бурдюки. 
С гор пастухи на равнины сгоняют стада. 
С блеяньем овцы бегут, длинношерстные козы 
топчут цветы, обрывают траву. 

* * *

.Г.Аргутинской-Долгоруковой

У шумной набережной вспугнутой реки
Четвертый день со смехом чинят лодки,
Болтают топоры. Горят бутылки водки.
На поживших бортах танцуют молотки.
Вспененная вода расплавила тюрьму.
Зашейте паруса. Пора визжать рубанку.
Облезлый нос покроем ярь-медянкой,
белилам отдадим высокую корму.
Но едкой копотью закрылись берега,
короткая пила рыдает слишком резко,
из рук выскальзывает мокрая стамеска,
дрожат обтертые немые обшлага.
Над головой черно нормандское окно,
Поодаль празднество большого ледохода.
Но вижу в празднестве плакучие невзгоды,
тропу на затхлое бессолнечное дно.

* * *

Е.В. фон-Штейн

Тяжелый небосвод скорбел о позднем часе,
за чугуном ворот угомонился дом.
В пионовом венке, на каменной террасе
стояла женщина овитая хмелем.
Смеялось проседью сиреневое платье,
шуршал языческий избалованный рот,
но платье прятало комедию Распятья,
чело – изорванные отсветы забот,
На пожелтелую потоптанную грядку
Снялся с инжирника ширококрылый грач.
Лицо отбросилось в потрескавшейся кадке,
В глазах осыпался осолнцевшийся плач.
Темнозеленые подстриженные туи
Пленили стенами заброшенный пустырь.
Избалованный рот голубил поцелуи,
покорная душа просилась в монастырь.
В прозрачном сумерке у ясеневой рощи
метался нетопырь о ночи говоря.
Но тихо над ольхой неумолимо тощей,
как мальчик, всхлипывала глупая заря.

БЕЗДЕНЕЖЬЕ

М.Г.Аргутинской-Долгоруковой

Сегодня на туфлях не вяжутся банты,
Не хочется чистить запачканных гетр,
Без четверти час прохрипели куранты,
За дверью хозяйской разлаялся сеттер.
Купив на последний алтын ячменю,
За рамами высыпал в крашенный желоб,
Покинув чердак опустился к окну
Украшенный белыми пятнами голубь.
За ним поднялась многокрылая группа
С раскиданных по двору мокрых камней,
Но сердце заныло заслышав как глупо
Нахохлясь чирикал в саду воробей.
В квартиру ворвались раскаты подвод,
С горбушкой в клюву пролетела ворона,
Под крышей соседней горбатый урод
Короткими ножками хлопал пистоны.
Лиловыми губами старого грума
Лицо целовало кривое трюмо
Разбив безысходную проволоку думы
Взялся высекать небольшое письмо.
Вдоль кровель мороз поразвесил лапшу
По стенам расхвасталась зеленью серость –
Почтовой бумагой уныло шуршу
Но мыслью над миром пернатых не вырос.


С.В.Штейну 2 ноября 1912 г.

ЭКСПРОМТ

Откупорив бенедиктин,
Полупрослушав Полякова
Илья Михайлович один
На оттоманке Вашей новой.
Глядит Владимир Соловьев
В обеспокоенные тени
Читаю ожидая снов
Статью Волконского о сцене.


СТРОКИ

Неукоснительно спасая мир от зол
Эстетов бей, пытай, сажай на кол
———————
Американские ботинки
Прекрасней творчества великих мастеров



ЛАМПОЧКЕ МОЕГО СТОЛА

Тревожного благослови
Священнодейно лицедея,
Что многовековых радея
Хотений точит булавы.
Возвеличается твержей
Противоборницы вселенной
Освобождающий из плена
Восторг последних этажей.

Но надокучив альбатрос
Кружит над прибережным мылом,
Но дом к медведицам немилым
Многооконный не возрос.
Надеются по мостовой
Мимоидущие береты
Нетерпеливостью согреты
В эпитрахили снеговой
Земля могилами пестра –
Путеводительствуй в иное
От листопадов, перегноя
Ненапоенная сестра.

***

УЩЕРБ ЛЮБВИ

Д. Микеладзе посвящаю


автомобили роют грубой толпы рожи в каче-
ли луну нудя руду левой левой ватаги сол-
дат

кружит жужжелица ковчеги убогих ложат на
мостовую деревяшки тьмы тем тьмы тем кофеен
столы

мосты с перепугу прыгают нынче молотит
женщину сутолка лакеи как тангенс как
тангенс столбы торчат

улицу оплели провода телефонов рыжие во-
лосы созвездия по ним говорят с
землей злы

гудки подымают окрайны травят просонки
городов варьете фокстерьеры лижут лижут
людей гной

рушат рабочие столбы изъедены червоточи-
ной провода в рыжие клочья горе горе гос-
подам им

падают подстрелены гарью на тротуары кап-
каны светила в концах волос с дохлой дох-
лой давно луной

но углится земля заплатана лохмотьями под
ущербом любви сожжена сожжена
смерть дым

1917
***

ОСЛИНЫЙ БОХ.

свачай жмец сус свячи
шлячай блец нюс нюхчи
псачай
заличи.
фарь ксам
цукарь лусам
шакадам
схуда
дьячи
дам
дада.
смох шыц пупой здюс
жрюс кой кыц бабох
цыц
ей
юс
ех
какарус
аслинай бох.
1922

***

ОСЛУ.

чизалом карыньку арык уряк
лапушом карывьку арык уряк
ашри кийчи
гадавирь кисайчи
ой балавачь
ой скакунога канюшачь
1922



БОЛТОВНЯ.

чакача рукача
яхари качики срахари
теоти нести вести бирести
паганячики вмести
ехчака чока
чока сучока
рачики жачики бачики кока
1922



* * *
Якая вика на выку
Бела маша на маню
Машет глазами на нику
перестанет
Явиле листья с уклоном
Язвами землю на пели
Темный почемный зеленым
Кавалерьям.
Странные перья доверья
Мачему мику на кульи
Яки выка пашут
перетянули
1922


1 9 3 8 – 1 9 6 5


* * *
Все тянутся пустей пустого встречи
то за столом, то в креслах мы сидим
и ни о чем часами говорим
и светские пустей пустого речи.
И рифмы прежние одна другой далече
витают над столом табачный дым
и в сумерках растает голубым
оберегая Ваши злые плечи
Ни воли, ни надежды, ни желанья
решимости последней тоже нет
искать былого здесь не стоит след
ушла в леса навек походка ланья
Докончен вечер; снова без желанья
Мы назначаем новое свиданье

1938-1939


***

Габриэль Шанель

Мерцающие Ваши имена
скрывает часто пелена сырая
моя мольба в костер обращена
испепеляется не догорая
На Вашем берегу земля полна
то певчих птиц то клекота то грая
но вижу протекают времена
не заполняя рва не расширяя
Живем союзниками но вразброд
привязанностью сведены не тесно
мне обещаете провесть совместно
один из вечеров который год
И не дотерпится предместий Рима
слабеющее сердце пилигрима

***

Rahel II

Меня слепого видишь ли луна
пускай твоя линяет позолота
сойди красавица ко мне в болото
на дно из раковин и валуна
Моя судьба была вотще ясна
нет в жизни ничего помимо гнета
подчас любви бездарностной тенета
и переход без отдыха и сна
Не жить не умирать и только ждать
когда проникнет в сердце благодать
глухая ночь настанет голубой
И свидимся последний раз с тобой
мой вечный враг всегдашняя подруга
без ненависти не любя друг друга

10 ноября 1940


* * *

 

Пабло Пикассо

Напрасно трепетный схватив перо
пытается поэт листы марая
вернуть века потерянного рая
навеки запрещенное добро
пиши по поводу и об и про
попытка одинаково пустая
в края другие отлетает стая
и редкий лес покрыло серебро
И книга эта над которой Пабло
склонялись мы три года сообща
ушедшей жизни тщетный отпечаток
ее постель помятая иззябла
не дозовешься никого крича
подняв чету уроненных перчаток

1941
***

Из поэмы
«БРИГАДНЫЙ»
Центурия первая

1
За проволокой современный ад
неистощимая все та же скука
ни рек ни гроз ни стрекозы без стука
падет на кровли ситный дождь молчат
поветрия а напролом ни звука
окутает холмы горелый чад
рассеется под вечер и лучат
созвездия поспешная наука
кружит безмолвный хор календаря
завоет смерть глухонемая сука

2
Раскинулись по югу лагеря
вдали морей и ропота лесного
Средь заключенных целый день ни слова
ни посвиста Увенчанная фря
охотиться нисходит ночь багрова
при свете месячного фонаря
и слабых в сети звездные беря
идет до следующего улова
оставив лог без помощи и сна
забрезжило и погребают снова
3
Проклята будь земная тишина
молчание об отошедшем бое
невозмутимое и беловое
когда все кончено и не слышна
ни жалоба предсмертная ни кое
где перестрелка Гнутся рамена
отдав ружье а голова темна
на грудь упала и глаза в покое
не видя смотрят на лицо земли
жены последней близкое рябое

4
Не говорю товарищу продли
по клетке бродит с потаенным ревом
упорный старший а в письме терновом
прочти надежду уцелеть могли
во рву засыпанном многоголовом
внезапно затрещат коростели
за солнцем северные корабли
ворча потянутся в решенье новом
напомнить пиршественному врагу
о платеже немедленном суровом

5
Нет ничего вотще на берегу
не уповаю ни во что не верю
не льщу недолговременной потерю
войны Останется у нас в долгу
судьба никто на красную вечерю
не зван И самому себе не лгу
не вырвусь из облавы на бегу
а умирая пасти не ощерю
на свору крепостную свысока
печальный брат забуженному зверю.

7*
Не осуждай поверхностный ходок
по округу что плитнякам дольмена
завидуя не презирая плена
и сам навеки камнем изнемог
Снарядная не увлекла сирена
а пулеметный говор не нарек
тесак не тронул оплошал курок
я пытку потерпел согнуть колено
не вынудила белая клешня
не жребий приказал своих измена
8
Заброшенного не тревожь меня
не думай выкорчеванное сгнило
пристанище Полны страстей и пыла
мои глубины Черствая брехня
твоя пуста Недаром век носило
мое дупло роения огня
Спасайся вдалеке не то звеня
неумолимая воспрянет сила
меща облепит мне за клевету
испепелить не возбранит могила
9
Мое прощенье звездам на лету
светил устройству мудрому Сократу
степей раздолью ветер носит мяту
невинным виноградникам в цвету
Полудня где то расстилают вату
по гребням гор забыв меня кусту
в нем соловей гнездится проросту
таким же я отлетных птиц возврату
волнам соленым и тебе Раель
единственному твоему закату

10
Почти затворена глазная щель
существованье уложило стяги
пока сочатся розы горькой влаги
не выдохлась под ребрами свирель
покуда скроет красные ватаги
раз навсегда вселенская метель
готовит рядом и мою постель
за лагерем в каком-нибудь овраге
не отпущу тебе бумажный рай
стихов одних ко мне любовной тяги



* * *
Я бывший человек меня к чему
вернула к жизни ты неосторожно
когда добру не верю ничьему
мои слова влекут удел острожный
прикосновение мое чуму

Мне душу смолоду судьба растлила
разъел желанья издавна порок
в моих глубинах наслоенья ила
определил необычайный рок
в борьбе за горе быть героем тыла

Сперва я думал к счастью напролом
пробиться в простоте моей наивной
наказанный не помнил о былом
за драгоценное платили гривной
за преданность собачью только злом

Что делать с молодостью беспризорной
где обрести заботу и совет
года растрачены в погоне вздорной
мечтателей не допускает свет
моих возможностей прогнили зерна

Сочувствие напрасно я искал
не озлобляясь и во что-то веря
улыбки вместо находил оскал
не шевеля умов что хуже зверя
не трогая сердец что тверже скал

Какого черта в нашей жизни ищем
сперва успехи а потом покой
себе отказывая в сне за днищем
когда расставшись под конец с клюкой
в сосновый гроб укладываться нищим

А если сбудется что иногда
кого-нибудь пристрастнее присвоим
то не откладывая на года
приходит смерть и не насытясь воем
кладбищенским коням кричат гайда

От увлечений лишних избавляя
по людям без разбору семеня
ко мне захаживала льстясь и лая
что без надежд там лучше для меня
со мной одним она одна не злая

Я наконец устал поверил ей
скользя на дно спустился по уступам
среди придушенных судьбой милей
который год живу ходячим трупом
за что не осуждай и не жалей

Среди живущих знаясь с виноделом
к мирскому равнодушье поместил
в моем существованье опустелом
за неудачу никому не мстил
ни дарованьем торговал ни телом

Все пережитое забытый бред
не знаю гибели моей блаженней
на обольщенья наложил запрет
не шелохнет унынье поражений
не возмутит напраслина побед

2.2.1947
***

ПРИГОВОР БЕЗМОЛВНЫЙ


ПО ГОРОДУ ГДЕ НА ПУТИ В ГОДА
ТЫ ПРОВЕЛА НЕПОЛНЫХ ДВЕ НЕДЕЛИ
РЕШЕНИЙ СНЕГ ТУМАНЫ О РАЗДЕЛЕ
ЗИМА ПРОГУЛИВАЛА ИНОГДА


ТО НАША ПАМЯТЬ ХИЩНАЯ ГОРДА
ТО МЫ С ВРАЖДОЙ НА ДАВЕШНИХ ГЛЯДЕЛИ
БЫВАЛЫЕ ВО СНЕ НЕ В САМОМ ДЕЛЕ
ОБРЕЧЕНЫ ПРОСНУТЬСЯ БЕЗ ТРУДА


НИ ОСЯЗАНЬЯ НИ ЛУЧЕЙ НИ СЛУХА
ИСКУССТВО ТУСКЛО ГОВОРИТЬ И СУХО
ПЕРЕВОДЯ НА РАЗГОВОР ИНОЙ


ТЕБЕ НЕ ВОЗРАЖАЛ НЕ ПОВЕСТВУЮ
ВХОЖУ НАВЕКИ В КОМНАТУ ПУСТУЮ
ЧУЖДА БОЯЗНИ СЛЕДУЕШЬ ЗА МНОЙ



ЧУЖДА БОЯЗНИ СЛЕДУЕШЬ ЗА МНОЙ
У САМОЙ ПРОПАСТИ В ДУРНОЙ ТРЯСИНЕ
ГДЕ ТОПОТ ВСАДНИКОВ ГРЕМИТ ПОНЫНЕ
В ПОТЕРЯННОЙ РЕКЕ СТРАНЫ НОЧНОЙ


ТВОИ СЛОВА ЗАГЛУШЕНЫ ВОЛНОЙ
ПОЛНОЧНЫЙ ДЕНЬ УПЛЫЛ НА ЛУННОЙ ЛЬДИНЕ
ПРОИЗРАСТАЯ ЧОРНЫЕ ТВЕРДЫНИ
ПУГАЮТ КОННИЦУ ВЕЛИЧИНОЙ


ИЗ-ПОД КОПЫТ УТЕС ЛЕСА ПО ГРИВАМ
РАЗМОЕТ МГЛУ КИПУЧАЯ СТЕНА
ПРОНИКНЕТ ВГЛУБЬ ЗАРЮ ПРОВОЗГЛАШАЯ


В БЕЗДОННЫЙ МИР НИЗВЕРГНУТА ПОРЫВОМ
ТЫ НА СЕГОДНЯ СМЕРТЬЮ ПРОЩЕНА
САМА ТОГО БЫТЬ МОЖЕТ НЕ ЖЕЛАЯ




САМА ТОГО БЫТЬ МОЖЕТ НЕ ЖЕЛАЯ
МЕНЯ ЗАПАМЯТУЙ ИЗНЕМОГЛА
ОТ ЛЕТНИХ ДУМ ОТ СЕРДЦА ДОГОЛА
НАВЕСЕЛЕ ПРИРОДА ПОЖИЛАЯ


В УЩЕЛЬЯХ МГЛА НАЧНЕТ СВЕТИТЬ ГНИЛАЯ
УЩЕРБ ОХОТИТЬСЯ ИЗ-ЗА УГЛА
ТО ШКУРОЙ ДНЯ ТО ПЕРЬЯМИ ЩЕГЛА
ПО СКЛОНАМ ГОР И СУТОК ЩЕГОЛЯЯ


ОБЫЧАЙ ПЕШЕХОДА БЫЛ ТАКОВ
КУВШИН И ВИНОГРАД С ГОРБУШКОЙ ХЛЕБА
БОГОВ РАЗВАЛИНЫ ПРИВАЛ ЗЕМНОЙ


НЕ НАХОДЯ НИ СЛЕЗ НИ ОБЛАКОВ
ПОКИНЕТ СИНЕВА УКРАДКОЙ НЕБО
НАД СОБСТВЕННОЙ НЕ ВЛАСТНА ГЛУБИНОЙ


НАД СОБСТВЕННОЙ НЕ ВЛАСТНА ГЛУБИНОЙ
ОТ БАШЕН ВДАЛЬ ПЕРЕНЕСЛА ПАЛАТКИ
НЕ ДОСЯГНЕТ ВОЛНА ДО ПЫЛЬНОЙ КЛАДКИ
ТОЛПОЙ ПОДРУГ ОКРУЖЕНА ШАЛЬНОЙ


НЕ ПОРИЦАЙ НИ ЗАПОЗДАЛЫЙ ЗНОЙ
НИ СКАРБ ВЕКОВ И МОЙ ХАРАКТЕР ГЛАДКИЙ
БЕЖАВ СЮДА НА ГИБЕЛЬ БЕЗ ОГЛЯДКИ
ОТ ШУМНЫХ РЕК И ПЕСНИ ЗАЗЫВНОЙ


ВИДЕНЬЕ НОВОЕ В СТАРИННОЙ РАМЕ
ДОЛОЙ ОТ ГОР ПОКИНУТА МОРЯМИ
С ЛЮДЬМИ СКУЧАЕШЬ В ЗОДЧЕСТВЕ РЕЗНОМ


ТО В ЗАБЫТЬИ НО СЛОВНО СОЗНАВАЯ
В МОЕЙ ГРУДИ ПОКОИШЬСЯ ЗЕРНОМ
НЕ МЕРТВАЯ УЖЕ И НЕ ЖИВАЯ


НЕ МЕРТВАЯ УЖЕ И НЕ ЖИВАЯ
ОБНЯВ ДВОРЕЦ ПУСТЫННЫЙ СИНЕВА
СПАСЕННЫЕ ПОД ВИДОМ ЗВЕЗД СЛОВА
СКАЗАТЬ ГОТОВА ВЕЧЕР НАЗЫВАЯ


НА ЛЕСТНИЦЕ ГДЕ РОЩУ ОБРЫВАЯ
ПЛЕТЕТ ЗАПРЕТ ИЗ МЕДИ КРУЖЕВА
ОБЕЗОРУЖЕНА И НЕПРАВА
СДАЕТСЯ МОЛЧА ТАЙНА ДАРОВАЯ


ПРИЗНАНЬЯМИ СМУЩЕНЬЕМ БЕЗ ИМЕН
НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ПОРЯДОК ИЗМЕНЕН
ВЛИЯТЕЛЬНЫЙ И ОЧЕВИДНЫЙ ЗВЕЗДНЫЙ


НАПРАСНО СЛЫШАТСЯ ЗАВЕТНЫЙ ВОЙ
ИГРА ЧАСОВ И ОКРИК ПАРОВОЗНЫЙ
ПЛЕНЕННОМУ БЕСЕДОЙ ОГНЕВОЙ


ПЛЕНЕННОМУ БЕСЕДОЙ ОГНЕВОЙ
ДУРМАНОМ РОЗ И ДОВОДОМ СТОЛОВОЙ
НЕ ПРЕДЛАГАЙ ШУТЯ ЛИСТВЫ ЛАВРОВОЙ
НИ СЛОГА СВЯЗАННОГО НЕ УСВОЙ


К ВОСХОДУ НОЧЬ РАЗДЕНЕТСЯ ВДОВОЙ
НЕ МНЕ ТЕРПЕТЬ ПОД ЗОЛОТОЙ ОКОВОЙ
Я ВЫБРАЛ ПУТЬ СЛОВЕСНОСТИ ГОТОВОЙ
ПРИ СЕРДЦЕ ЖИТЬ РАССТАТЬСЯ С ГОЛОВОЙ


ВОЗДУШНЫЙ ШАР НАПОЛНЕННЫЙ ОБМАНОМ
ВЗОВЬЕТСЯ ПУСТЬ ПО УТРЕННИМ ТУМАНАМ
ОТ ИСТИНЫ ПЕРЕМЕЩАЯСЬ ПРОЧЬ


МЕНЯ ИСПОРЧЕННОГО НЕ ПОРОЧЬ
МОЙ НЕДОСТАТОК НОВЫЙ ОБНАЖАЯ
ПОДСКАЗКА МЕДЛЕННОМУ ЗАТЯЖНАЯ


ПОДСКАЗКА МЕДЛЕННОМУ ЗАТЯЖНАЯ
ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА ДАЛЕКА
НЕ СОКРАТИТ ЧЕРНИЛЬНАЯ КЛЮКА
НЕ ДОВЕДЕТ СТРАНИЦУ ПОНИЖАЯ


ЗА РАМОЙ ОСЕНЬ ГРОЗНАЯ ЧУЖАЯ
НЕ УДЕРЖАВ ОТЛЕТНОГО ПОЛКА
ЕЖОВАЯ СЕДЫЕ ОБЛАКА
РАСЧОСЫВАЕТ В КОСЫ НАРЯЖАЯ


ЗАЧЕМ ВОЛНЕНЬЯМ ПРЕДПОЧЛА ВОЙНУ
НЕБЕРЕЖЛИВУЮ ВЕРЕТЕНУ
ЗА НАГОТУ И НЕЖНОСТЬ ГНАТЬ В ПОДПОЛЬЕ


КОГДА-НИБУДЬ В УБИЙСТВЕННОЕ ПОЛЕ
ПЕРЕХОДЯ ОТ ЖИЗНИ ТЫЛОВОЙ
УСЛЫШУ ПРИГОВОР БЕЗМОЛВНЫЙ ТВОЙ


УСЛЫШУ ПРИГОВОР БЕЗМОЛВНЫЙ ТВОЙ
НЕ ТО СЕРДЯСЬ НЕ ТО БЛАГОГОВЕЯ
СРЕДИ ХОЛМОВ ОТ ВЕТРА РОЗОВЕЯ
В РЕЧНОЙ ВОДЕ КОЛЕБЛЯСЬ НИЗОВОЙ


ЛЕСА ВСТРЕЧАЯ ЗИМНЕЙ ВЕСТОВОЙ
ТО ОТХОДЯ ОТ СНА ТО СОЛОВЕЯ
МОИ ЦВЕТА РАЗБРАСЫВАЕТ ВЕЯ
БАГРЯНЕЦ ЛИСТЬЕВ И ЧЕРНИЛА ХВОЙ


ГДЕ ТЫ ДОВОЛЬНА ПУТАНОЙ ДОРОГОЙ
ЛУКАВИШЬ ВОПРЕКИ ПОВАДКЕ СТРОГОЙ
СМЕЕШЬСЯ ВЕТРЕНАЯ А ПОТОМ
ПРОСПЯСЬ В ХАРЧЕВНЕ СУМЕРЕК С ПОСТОМ
РАССКАЗЫВАЕШЬ О СЕБЕ БЛАЖНАЯ
ЗАКАТНЫХ ЗВЕЗД ПОБЕГИ ПОЖИНАЯ


ЗАКАТНЫХ ЗВЕЗД ПОБЕГИ ПОЖИНАЯ
ПРОХОДИТ ПЕВЧИЙ МУЗЫКА И ВОТ
НЕСЕТ ВНИЗУ ЯГНЕНКА ОВЦЕВОД
РОЖДЕСТВЕНСКАЯ СЛУЖБА ОКРУЖНАЯ


ГЛАГОЛОВ ПРАВИЛЬНЫХ СУДЬБА ИНАЯ
В ТОЛПЕ ЗЕВАК КТО РОПЩЕТ КТО ЗОВЕТ
НЕ МОЖЕТ СКРЫТЬ НИ КАШЛЯ НИ ЗЕВОТ
В НЕВОЛЬНЫЙ СОН ЛИЧИНУ ОКУНАЯ


СЛОВЕСНАЯ НАУКА РАЗЫЩИ
ПОТУШЕННЫЙ ОГОНЬ ОСТАТОК ВОСКА
БЛЕСТЯЩИМ РВОМ ОТВЕРЖЕННОЙ СВЕЧИ


МЕРЦАЯ ЗДЕСЬ ГОРЕ БЕЗ ОТГОЛОСКА
БЕССЛЕДНО ДОГОРАЙ НЕ ОЧЕРСТВЕЙ
ОСОБОЙ СТРАСТИ ОТЗВУК И ВЕСТЕЙ


ОСОБОЙ СТРАСТИ ОТЗВУК И ВЕСТЕЙ
ПРИМОРСКИЙ ГОРОД ЗАХВАТИЛ ВЫСОТЫ
УКОР СТОЛЕТИЙ ПОЯСНЯЯ СОТЫЙ
ТЕБЕ В УГОДУ АЛЧНЫЙ ГРАМОТЕЙ


ТУМАНАМ НЕТ НЕ ОДОЛЕТЬ ПУТЕЙ
ПОД БИРЮЗОЙ БЕЗ ПРЕЖНЕЙ ПОЗОЛОТЫ
НЕ ВСТАТЬ ДО УЛЬЕВ ГДЕ ПУСТЫЕ СОТЫ
РЕЗЬБА ВЕНЧАЕТ СКАЛ И КРЕПОСТЕЙ


ГДЕ ПОД ВЛИЯНЬЕМ ДАВНИХ ТЯГОТЕНИЙ
ПЕРОМ РИСУШЬ ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ НО ТЕНИ
ОБЕРЕГАЮТ ОТДЫХ ДО УТРА


СЛОЖИЛА КРЫЛЬЯ СИНЯЯ СТРАНИЦА
УНОСИТ НА СЕБЕ ДОМОЙ ВЕТРА
МЕНЯ ВО ТЬМЕ НЕ СТАНУТ СТОРОНИТЬСЯ
МЕНЯ ВО ТЬМЕ НЕ СТАНУТ СТОРОНИТЬСЯ
ПЕЩЕРНЫЕ НЕ УНЯЛИСЬ ВПОЛНЕ
ЕЩЕ ЖИВУТ И БРЕДЯТ ПО ЛУНЕ
ВИДЕНИЙ РОЙ СОБЫТИЙ ВЕРЕНИЦА


ГДЕ НАШИХ МЕР РАЗЛИЧНЫХ ЕДИНИЦА
СОХРАНЕНА В ПРИРОДНОЙ ПЕЛЕНЕ
ПЕЧАТЬ МОРЕЙ ЛЕЖИТ НА ВАЛУНЕ
НЕТ НИЧЕГО НО КАЖЕТСЯ И МНИТСЯ


МОИХ МЫШЕЙ ЧУДОВИЩНЫХ ОТКРЫВ
СУМЕЕШЬ ЛИ ПРЕОДОЛЕТЬ ОБРЫВ
УВИДЕТЬ СВЕТ БЕЖАТЬ ОТ ИХ НАРЯДА


МОЯ ВРАСПЛОХ ЗАСТЫНЕТ ЛИ РУДА
ОДНА ДВОИМ ДОСТАНЕТСЯ НАГРАДА
ГЛУХИЕ СТЕНЫ И ЗУБЦОВ ГРЯДА


ГЛУХИЕ СТЕНЫ И ЗУБЦОВ ГРЯДА
НЕ ПЕРВЫЙ ДЕНЬ МЕНЯ ОЖЕСТОЧАЛИ
В КЛУБОК СВЕРНУЛИСЬ УЦЕЛЕВ ПЕЧАЛИ
ЛЕГЛА НАДЕЖД ВЕСЕЛАЯ ОРДА


КАМНЕЙ И ВЕТРА ТАКОВА ВРАЖДА
НЕ ШЕЛОХНУТСЯ СКОЛЬКО БЫ НЕ ЖДАЛИ
НО ИХ РЕЗНЫЕ ГОВОРЯТ СКРИЖАЛИ
ЧТО ПОЕДИНОК НАЧАТ НАВСЕГДА


НЕ ПЕРЕСТАЛ КОЧУЯ ПО ЗАВАЛАМ
ГРОЗИТЬ ОТ ОСЕНИ И ДО ВЕСНЫ
ДРЕМАТЬ В ЖАРУ ЧУЖДАТЬСЯ НОВИЗНЫ


РАССКАЗЫВАТЬ ПО МОЛЧАЛИВЫМ ЗАЛАМ
БЕЗ ПОТОЛКОВ И САМОГО ПУСТЕЙ
ЗАЧЕМ ТЕБЯ ИСКАЛ СРЕДИ ГОСТЕЙ


ЗАЧЕМ ТЕБЯ ИСКАЛ СРЕДИ ГОСТЕЙ
Я ПОВТОРЯЯ ПОЗДНИЙ НА ЗАКАТЕ
В ГУСТЫХ ЛЕСАХ РАЗДУМЬЯ И ЗАКЛЯТИЙ
В КРУГУ СОМНЕНИЙ ЧТО ВОЛКОВ ЛЮТЕЙ


ПУСТЬ ВОРОТЯСЬ ИЗ ПАДШИХ ОБЛАСТЕЙ
НАПОМНИЛ ДЕНЬ ОЩЕРЯСЬ О РАСПЛАТЕ
МОИХ СТИХОВ НИ ПТИЦЫ НЕТ КРЫЛАТЕЙ
НИ ВЫСТРЕЛА ВПУСТУЮ ХОЛОСТЕЙ


НЕ ОТДОХНУТЬ НЕ СЛЕПНУТЬ ЖИТЬ НА СТРАЖЕ
НЕ ТРОГАТЬ ЛАМП НЕ ЗАВОДИТЬ ЧАСОВ
ПОКУДА НЕ ПРИШЛА ОДНА И ТА ЖЕ


В МОЕМ ДЫМУ НЕ ПЕРЕСТАЛА СНИТЬСЯ
ИСПЕПЕЛЕННОГО БЕЗ ЛИШНИХ СЛОВ
ЗАБЫВ ЗНАЧЕНЬЯ ВРЕМЯ И ГРАНИЦА


ЗАБЫВ ЗНАЧЕНЬЯ ВРЕМЯ И ГРАНИЦА
НА ВЫЖЖЕННОМ ПОЛУ У МЕРТВЫХ НОГ
НЕУМОЛКАЕМО ПЛЕТУ ВЕНОК
МОЕЙ ВИНЕ НЕ ДАВ УГОМОНИТЬСЯ


ЖИВЫМ СТИХОМ ОБНЕСЕНА ГРОБНИЦА
МОЛЧАНЬЮ ЗВЕЗД В ОТВЕТ НЕ ОДИНОК
ИГРУ СЛОВЕС ПЕЧАТАЯ СТАНОК
КОТОРЫЙ ЛИСТ СТРЯХНУТЬ НЕ ПОЛЕНИТСЯ


ЗАКОНУ ВОПРЕКИ ВО МНЕ ВОЗНИК
НЕЯСНЫХ ВСТРЕЧ НЕЧАЯННЫЙ ДНЕВНИК
ДОБЫТЫХ В ПОИСКАХ ГРОЗЫ И СЛАВЫ


МЫ НАШЕЙ ИЗГОРОДИ ГОСПОДА
ПОКА УСТРАИВАЕТ СМЕРТЬ ОБЛАВЫ
ПО ГОРОДУ ГДЕ НА ПУТИ В ГОДА


ЧУЖДА БОЯЗНИ СЛЕДУЕШЬ ЗА МНОЙ
САМА ТОГО БЫТЬ МОЖЕТ НЕ ЖЕЛАЯ
НАД СОБСТВЕННОЙ НЕ ВЛАСТНА ГЛУБИНОЙ
НЕ МЕРТВАЯ УЖЕ И НЕ ЖИВАЯ


ПЛЕНЕННОМУ БЕСЕДОЙ ОГНЕВОЙ
ПОДСКАЗКА МЕДЛЕННОМУ ЗАТЯЖНАЯ
УСЛЫШУ ПРИГОВОР БЕЗМОЛВНЫЙ ТВОЙ
ЗАКАТНЫХ ЗВЕЗД ПОБЕГИ ПОЖИНАЯ


ОСОБОЙ СТРАСТИ ОТЗВУК И ВЕСТЕЙ
МЕНЯ ВО ТЬМЕ НЕ СТАНУТ СТОРОНИТЬСЯ
ГЛУХИЕ СТЕНЫ И ЗУБЦОВ ГРЯДА

Ильязд, Илья Зданевич (21.04.1894 – 25.12.1975)

* * *

Я бывший человек меня к чему
вернула к жизни ты неосторожно
когда добру не верю ничьему
мои слова влекут удел острожный
прикосновение мое чуму

Мне душу смолоду судьба растлила
разъел желанья издавна порок
в моих глубинах наслоенья ила
определил необычайный рок
в борьбе за горе быть героем тыла

Сперва я думал к счастью напролом
пробиться в простоте моей наивной
наказанный не помнил о былом
за драгоценное платили гривной
за преданность собачью только злом

Что делать с молодостью беспризорной
где обрести заботу и совет
года растрачены в погоне вздорной
мечтателей не допускает свет
моих возможностей прогнили зерна

Сочувствие напрасно я искал
не озлобляясь и во что-то веря
улыбки вместо находил оскал
не шевеля умов что хуже зверя
не трогая сердец что тверже скал

Какого черта в нашей жизни ищем
сперва успехи а потом покой
себе отказывая в сне за днищем
когда расставшись под конец с клюкой
в сосновый гроб укладываться нищим

А если сбудется что иногда
кого-нибудь пристрастнее присвоим
то не откладывая на года
приходит смерть и не насытясь воем
кладбищенским коням кричат гайда

От увлечений лишних избавляя
по людям без разбору семеня
ко мне захаживала льстясь и лая
что без надежд там лучше для меня
со мной одним она одна не злая

Я наконец устал поверил ей
скользя на дно спустился по уступам
среди придушенных судьбой милей
который год живу ходячим трупом
за что не осуждай и не жалей

Среди живущих знаясь с виноделом
к мирскому равнодушье поместил
в моем существованье опустелом
за неудачу никому не мстил
ни дарованьем торговал ни телом

Все пережитое забытый бред
не знаю гибели моей блаженней
на обольщенья наложил запрет
не шелохнет унынье поражений
не возмутит напраслина побед

02.02.1947

Татьяна Никольская
Илья Зданевич о распаде Российской империи